Свалка Алексинский карьер в Клину 2017

Пост о том, что творится прямо сейчас в подмосковном городе Клин после того, как закрылись другие полигоны ТБО в области, как местных жителей продали все четыре ветви власти. Для затравки: ПДК в жилых домах превышен в 25 раз, жители ходят по городу в противогазах и перекрывают своими телами дорогу мусоровозам. Материала много.

Автор поста лепроюзер клинчанин dobersoft. Сюда этот текст вынесен для публичного ознакомления. В том числе для сообщества #stopmalinki, которое противостоит повторению такого же сценария в самом сердце Новой Москвы на полигоне ТБО "Малинки". http://malinok.net 


Collapse )

Про один надземный переход

В этот день в маленьком городке был праздник — открытие железнодорожной станции. Для такого городка и правда огромное событие. Администрация долго выбивала этот проект, подмазывала высоких чиновников. И усилия не пропали даром, буквально пару дней назад строительство закончилось. Станция и впрямь была прекрасна — салатового цвета стены радовали глаз, электронные табло расписания, стеклянные двери. Но была и одна маленькая неприятность, так можно сказать пустячок.
А именно надземный переход, соединявший платформы на высоте 12 метров над землей. Нет на плане он смотрелся отлично, 6 метров шириной, высокие перила с кованым рисунком, но жизнь внесла коррективы. Точнее не то что бы жизнь — мэр города. Естественно деньги поступившие в избытке на строительство были разделены по прибытии, откаты выплачены, а в самом конце строительства, когда дело дошло до перехода, стало ясно, что ошиблись в расчетах, то ли кто–то что–то лишнее украл, то ли курс скаканул. За 15 минут до открытия мэр смотрел на нависший над ним переход и размышлял: "Ну и что, ну не снимать же мне ракушечник с облицовки дачи и бани. Тем более что переход есть. Да он два метра шириной, да на нем нет перил, не хватило на фонари. Но он есть? Есть! Перейти можно?! Можно! Ну и отлично. Мелочи."

Открытие прошло без особой помпы, согнанные по спискам люди поаплодировали выступающим и поскорее разошлись по домам, ведь завтра рано вставать. Уже на следующее утро толпа, спешащая на работу, покосилась на высоченный переход и, не сговариваясь, напрямую ломанулась прямиком через пути. По неопытности сразу два горе–бегуна оказались в этот день в больнице, не рассчитали расстояние до поезда, что поделать.

Мэр был в негодование: "Окружить все платформы сеткой рабицей, деньги взять из бюджета города, а на обеих платформах поставить по патрулю ППС!" — грозно повествовал изданный им приказ. И буквально за пару дней все было сделано. Что ж, пассажиры с опаской в полуприсяди из–за боязни упасть, потянулись, по утрам в одну сторону, а вечером в другую, через переход. Уже через неделю граждане помоложе шагали на 12–ти метровой высоте в полный рост, презрительно посматривая на менее смелых, которые в свою очередь сквозь зубы обзывали первых «лихачами».

Но беда не приходит одна и уже к концу первой недели случилось страшное. Возвращавшаяся из большого города подвыпившая компания полным составом навернулась на пути. "Двухсотый", — констатировал фельдшер во времена службы в Афгане насмотревшийся на смерть, — "Пакуем!"
О состояние мэра упоминать не стоит. Приказано было усилить контроль над пьяным людом и не допускать оный на транспорт и, прежде всего, к переходу. А за исполнением поставить следить минимум майора! Что и было сделано.
Майор, поначалу злой как собака из–за необходимости покидать кабинет, уже через 10 минут пребывания на вверенном объекте матерым нюхом почуял золотую жилу. В первый же вечер с «интеллигенции» возвращавшейся с рабочих смен им было настрижено 8000 рублей. Деньги для уездного городка ой как немаленькие. Работяги хотевшие попасть домой, но не устоявшие перед искушением элитных сортов пива, вроде Охоты крепкой, смиренно расставались с сотней рублей в обмен на право медленно доползти по заветному переходу на сторону дома. Еще через неделю, когда жадность взяла над майором верх, им на свои деньги были закуплены алкотестеры для личного состава, составлены инструкции по выявлению любителей Охоты крепкой, а через городскую думу проведен законопроект, по которому лица, пойманные
в нетрезвом виде на переходе, отлучались от ж/д транспорта аж на пол года. Тут денежный ручеек чудесным образом, на глазах стал потоком. Ведь под установленные майором нормы попадали даже те, кто употреблял накануне. А люди, что люди…люди у нас как всегда.

К тому времени уже обозначилась новая беда — бегуны. Их уже с десяток попадало на пути, а некоторые еще и утаскивали с собой плетущихся гуськом граждан. Майор придумал новую директиву, которая была немедленно поддержана администрацией. У обоих лестничных маршей выставлены знаки и обозначены штрафы за бег по переходу. Определение бега срочно было выяснено у тренера города по спортивной ходьбе местного ДЮСШ. "Нельзя отрывать сразу две ноги от земли, то есть каждый момент одной из них ты должен касаться".

Но вот незадача, к этому моменту студентами, ездящими в Большой город за образованием, во враждебной среде Интернет был создан форум по борьбе с милицейским беспределом, но для матерого волка майора, который колол бывалых уголовников как орешки, молодые студенты, начинающие свой путь в юриспруденции, были лишь тем говном, которое он по утрам съедал на завтрак, не морщась. "Этому сломать ноги, а всему личному составу закупить телефоны с камерами для фиксирования бега…за свой счет!" — сказал он, дочитав основной раздел форума perehodclub и указав на ник владельца и модератора сайта в одном лице. Волна недовольных и желающих поспорить с нарядом, зафиксировавшим бег, резко спала. А майор между тем сменил 10–ую модель Жигулей на Лансер! И никаких смешков, не в кредит заметьте!

Что ж и следующий шаг к обогащению майору подсказала сама жизнь. Так уж получилось, что многие из не столь образованных жителей городка N устроились в Большом городе охранниками, сторожами и в итоге толпа, спешившая на работу с утра, сталкивалась с толпой вяло тянувшейся домой со смены. Нередко одни люди, обгонявшие других, сталкивались с теми, кто шел навстречу на узком полотне перехода, и уже были жертвы. Снова через мэра и администрацию была пробита двойная сплошная разделительная линия. Пересечение ее грозило годовым лишением права пользования ж/д транспортом, а майору — новым источником финансирования. Тут уже и личный состав проявил смекалку — теща одного из сержантов, вооружившись двумя сумками, каждое утро курсировала по переходу со скоростью улитки, ежеминутно
зажмуривая глаза от высоты и поминая господа. Но работу свою делала и даже самые законопослушные граждане не выдерживали и пускались в обгон, прямо перед объективом мобильной камеры сержанта прятавшегося на самом верху лестничного марша. Нарушители все так же раскошеливались, а личный состав все больше жирел.

Было много еще очень интересных правил и штрафов коими оброс переход. Так днем запрещалось ходить по нему в солнечных очках, т.к. темное стекло ухудшало видимость. А ночью категорически запрещалось переходить без фонарика, что важно — фонарик должен был быть сертифицирован (читай куплен в магазине тестя мэра) и, что не менее важно, проходить дважды в год технический осмотр. Даже запретили говорить по мобильному телефону без гарнитуры, после того как один бедолага из рядов офисного планктона навернулся с двенадцати метровой высоты при попытке извлечь звенящий телефон из кармана. Конечно люди продолжали и бегать, и обгонять, зная, что в кармане есть сто рублей на случай встречи с милицией. И более того — количество жертв, в том числе и невинных, все больше росло, но по указанию майора, отданному еще до его отпуска в Испании, все пострадавшие под страхом отлучения от транспорта писали объяснительные о
падение дома с табурета, а 200–ых просто развозили в разные районы города, равномерно распределяя смертность.

Еще через некоторое время майор, помышлявший о большой политике стал все больше появляться на экране в специальной программе "Безопасный переход", где рассказывал гражданам какое они безответственное тупое быдло, клеймил позором нарушителей, вручал грамоты третьеклассникам, наизусть читающим правила перехода железнодорожного полотна, а так же объявлял о повышение штрафов, а позже о том, что благодаря принятым мерам, смертность снизилась на 4 процента.

А горожане, а что горожане — уже скоро они и вправду стали задумываться о том, что сами виноваты, потому что каждый был не без греха и хоть раз да нарушал. И уже никому не приходило в голову, что переход может быть широким, с высокими перилами и даже закрытый сверху рабицей, с разделителем посередине для разведения потоков, с 10–ком красивых фигурных фонарей по всей длине.

Анекдот убил

Сошлись на Куликовом поле два войска. Вышли вперед два богатыря Пересвет и Челубей, и начали биться.
Ударил Челубей своей палицей. Тяжела палица басурманская, страшный удар обрушился на русского богатыря: вошли ноги Пересвета по колено во сыру землю.
Однако выстоял Пересвет и сам ударил палицей. И вошли ноги Челубея по колено... в жопу. Не приняла земля русская ног татарских.